Жанровая классификация народной инструментальной музыки

В украинском этноинструментознании существует несколько принципов классификации структуры народно-инструментальной музыки: структурная (М.О.Гринченко), социально-бытовая (К.В.Квитка) и функциональная (И.В.Мациевский).
Структурная классификация М.О.Гринченко - это систематизация жанров народной инструментальной музыки по стилю и интонационной структурой самой музыки, согласно которой она делится на: а) нетанцевальную (вольность построения, импровизационность, интонационная склонность к давним стилевым пластам инструментальной музыки); б) строфично-танцевальную (композиционная строгость и “квадратность” структуры, формы и ритмического построения, тенденция к дальнейшей квадратизации, интонационного, ритмо- темпового обострения, упрощение и стилевого нивелирования фактуры).
Классификация К.В.Квитки - это классификация народной инструментальной музыки прежде всего за самыми инструментами, ансамблями, сферами применения, например: музыка свирельная, лирическая, сельских капелл, местечковых ансамблей и т.п.
Жанровая систематизация народной инструментальной музыки И.В.Мациевского основывается на дифференцировании характерных ее признаков по форме применения в разных сферах и явлениях народного быта: пастушья, обрядово-ритуальная, танцевальная,” для себя”,” для слушания”, приуроченная к работе, обряду и развлечений и т.п.
Наиболее консервативными относительно стиля есть самые архаичные жанры украинской народной инструментальной музыки, которые по аналогии с вокальными можно было бы назвать “астрофичными”: сигнальные наигрывания на трембитах (Гуцульщина, Бойковщина, Лемковщина), пастушьих трубах и рогах (Карпаты и лесная часть Волыни и Полесье); пастушьи наигрывания на закрытых и открытых флейтах (Карпаты, Полесье, частично Подолье и другие регионы Украины, в частности, и соответствующие им диспорные традиции Юга); коммуникативные “диалоги” на дрымбах, трембитах и рогах (Карпаты, Полесье); “пастушьи” и “домашние” наигрывания ” для себя” и ” для слушания” на дрымбе, скрипке, свирели (вся территория); думы в сопровождении бандуры, кобзы (на Левобережье), лиры (на всей территории Украины); свадебные, похоронные, колядницкие и другие ритуально-обрядовые наигрывания на скрипке, флоере, дудке-волинке, рогах, трембитах, или и целым ансамблем ( у гуцул), а также на скрипке, реже - ансамблем (в других регионах, заселенных этническими украинцами).
Архаичность, интонационно-стилевая своеобразность, оригинальность композиционного и метроритмического построения этого слоя украинской народной инструментальной музыки представляет основу национального (этнического) звукоидеала украинцев, который должен служить отправным пунктом в диагностике стилевой определенности инструментальных новообразований более поздней генерации, обозначенных приливными (маргинальными) признаками стиля.
Исторически более поздним, интонационно и структурно упрощенным и выровненным есть пласт украинской народной инструментальной музыки, которую мы, вслед за Г.Гринченко, называем “строфической” и простейшими типами которой считаем те, что дублируют куплетно-песенный период: исторические песни, псалмы, канты и кобзарско-лирические песни строфического состава, колядки, марши и другие ритуальные наигрывания в форме песенно-танцевального периода и т.п.
Значительный уровень конструктивно-консервативного действия в современных условиях имеют также чисто танцевальные жанры традиционной народной инструментальной музыки украинцев, географически закрепленные (автохтонные) за определенной этнической, региональной или локальной территорией: коломыйка (Украинские Карпаты и граничащие с ними регионы), гопак и казачек (вся украинская этническая территория), полька и фольклоризованные образцы вальса (славянские и неславянские традиции европейской зоны).
Отдельную группу в украинской инструментально-танцевальной традиции представляют так называемые “приливные” танцы: польские краковяк та оберек; чешская полька; немецкий штайер; венгерский чардаш; российские частушка, “Барыня”, “На реченьку”, “Коробочка”; еврейские “Карапет”, ” Ой-Ра”, “Ширь”, ” Семь сорок”; румынско-молдавские жок, сирба, молдовеняска; цыганские “Цыганочка” и “Сербияночка”; австрийский вальс; белорусские “Лявониха”, “Крижачок” и др.
Этот пласт инструментальной музыки вообще слабо подвергается стилевым трансплантациям и в процессе “врастание” в автохтонную среду нередко ведет себя довольно “агрессивно”: “завоевывает” значительные территориальные и этносоциальные массивы, практически не меняя своей удельной стилевой основы.
В конце концов, в последнее время (особенно в Правобережной Украине) распространилась группа танцевальных новообразований, что является своеобразным сплавом американского фокстрота из автохтонными козачково-коломыйковыми интонациями. Они, как и некоторые типы ассимилированных полек и вальсов, целиком органично вобрали в себя мелос отдельных региональних традиций и довольно природно воспринимаются здесь как “свои”.
Если первую группу жанров украинской традиционной народной инструментальной музыки нужно рассматривать исключительно из позиции автохтонной традиции, а вторую - из позиции иноэтнических влияний на нее, то третью, очевидно, нужно толковать прежде всего как явление рецепции (заимствование, врастание).

© Неофициальный сайт ЛНМА им. Лысенко
email администратора сайта andsale@hotmail.com